ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: ВОЗМОЖНОЕ РАССТАВАНИЕ С АМБИЦИЯМИ

Провал референдумов по общеевропейской Конституции во Франции и Нидерландах - крупнейший кризис Европейского союза за всю его историю - выявил многие структурные слабости ЕС, нараставшие в течение ряда лет.

Это, в частности, медленный экономический рост, стабильно высокий уровень безработицы (в большинстве стран 'старой Европы' около или даже более 10 %), неспособность осуществить либеральные реформы и неприятие их большей частью населения. При этом, несмотря на осознание кризисной ситуации и пагубности низких темпов роста, шансов на резкое обновление экономической и социальной политики очень мало. Европа слишком дорожит своим благополучием, чтобы идти на болезненные реформы. Причины, порождавшие мировые войны, изжиты, с коммунистическим влиянием бороться не надо. Европейцы достигли почти всего, к чему изначально стремился интеграционный проект. К власти пришло поколение, считающее сложившуюся благоприятную ситуацию само собой разумеющейся. 'Новые европейцы', правда, будут подталкивать 'старую Европу' к реформам, но потенциал их влияния ограничен.

После провала референдумов процесс создания политического союза, или квазигосударства (последний рывок старого поколения европейцев), скорее всего, остановится по крайней мере на несколько лет. Дальнейшее расширение Евросоюза не вызывает энтузиазма у руководящих элит и не поддерживается значительной частью населения. Решение о вступлении в эту организацию в 2007 году Болгарии и Румынии, договоры с которыми уже подписаны, принималось кулуарно, чуть ли не втайне от европейской общественности - на уровне министров иностранных дел, а не глав государств, как обычно. Вопрос о членстве Турции практически снят с повестки дня ближайших лет, кандидатура Украины всерьез не рассматривается, России - тем более.

Европейский союз может потратить на дискуссии о своем будущем еще 4-5 лет и тем самым упустить столь необходимое время для проведения реформ. В ближайшие годы маловероятно формирование единой внешней или, тем более, оборонной политики. В результате тенденция к отставанию Европы от других центров, вероятно, усугубится и сделается необратимой. Предполагается, что к 2030-2050 годам объединенная Европа будет отставать по объему ВВП не только от США, но и от Китая. В мире, где фактор военной силы вновь приобретает весомое значение, ЕС создает 'поствоенные вооруженные силы', насчитывающие миллион человек, но фактически не способные не только воевать, но и эффективно участвовать в большинстве даже миротворческих операций. Распространяется точка зрения, что Старый Свет, сохранив культурную привлекательность, становится неуместным с точки зрения будущей глобальной политики, во всяком случае, утратил экономическую динамику.

В этих условиях Евросоюз, несмотря на дружественную риторику, сделал ставку на де-факто замораживание процесса сближения с Россией и начал проводить политику 'мирного сосуществования', а то и жесткой конкуренции в экономической сфере. На фоне ряда не до конца решенных проблем, связанных с сельскохозяйственными субсидиями, ценами на энергоносители, калининградским транзитом, предпринимаются попытки подорвать конкурентоспособность российской гражданской авиации и авиапрома, раздаются угрозы выйти из договоренности по ВТО. И это после того, как Россия откликнулась на просьбу Брюсселя и согласилась подписать Киотский протокол. За счет России Европейский союз стремится создать впечатление, будто единая внешняя политика у него все-таки есть и даже эффективна. Отсюда и попытки выступить в качестве арбитра в урегулировании проблем 'замороженных кризисов' или, вернее, 'непризнанных государств', и постоянные требования о выводе оттуда российских войск. Сюда же относится назначение 'спецпредставителя по Центральной Азии'. Европарламент почти всегда становится на сторону государств Балтии, занимающих антироссийскую позицию, а также поддержал требования Японии о 'возвращении северных территорий'. Одобрение 'дорожных карт' не выполнило даже задачу-минимум - затушевать кризис в российско- европейских отношениях.

 
© 2008-2019